Записки бака-гайдзина, день 10

Следующий день был последним в Киото (а, значит, и рёкоу подходил к завершению), и очень хотелось посвятить его чему-нибудь необыкновенному. Остановился я на трёх храмах, все – в восточной части Киото: Kiyomizu-dera, Tōfuku-ji и Fushimi Inari.

До 清水寺, “Храма чистой воды”, добраться можно было и пешком. По пути нашлось множество недорогих магазинчиков с японской керамикой. Моя внутренняя жаба остановилась на покупке лишь одной чашки (вероятно – со своим изображением 1) за полторы тысячи иен.

Продавалась там посуда и подешевле: да и вообще, всяких чашек и пиал (которые я, побоявшись разбить в багаже самолёта, решил не приобретать) было великое множество, хотя магазин не был особенным: подобных неподалёку я заметил около дюжины.

На подходе к Kyomizu-dera чувствуется, что популярность его едва ли не меньше, чем у Kinkaku-ji, но иностранцев не так много. Этой популярностью пользуются многочисленные лавочки, продающие всё, что угодно; преимущественно, конечно же, традиционные сладости.

Kyomizu-dera имеет интересную историю. Согласно одной из легенд, mukashi-mukashi полководец Саканоуэ-но Тамурамаро подстрелил в горах близ своей усадьбы оленя, чтобы прокормить беременную жену. Всё бы ничего, но тут перед ним появился буддийский монах Энтин школы Лотосовой Сутры, сказав, что убийство живого существа – это очень-очень плохо. Вернувшись домой, охотник рассказал обо всём жене, и та настолько опечалилась, что чуть ли не снесла усадьбу и построила вместо неё небольшой храм. Позже Саканоуэ вообще превратил усадьбу в монастырь, и это событие принято считать датой основания. 2

Храм находится на склоне горы, и название получил от небольшого водопада на своей территории. Школа храма – Хоссо, та же, что и у Kōfuku-ji в Нара (тот, что с пятиярусной пагодой о пятидесяти метрах высотой). За время своего существования, во время вооружённой вражды школ, Kyomizu-dera был буквально обращён в пепел монахами-противниками; вроде бестолковый оксюморон, но случалось и подобное.

Вы могли слышать о том, что каждое 12 декабря в Японии выбирается иероглиф года, 今年の漢字. Так вот, церемония выбора кандзи путём голосования проводится именно в этом храме. Поделюсь иероглифами трёх последних лет, это, мне кажется, интересно и поучительно.

2010: – жара. В тот год в Северном полушарии жара была аномальной, затронула она и Японию. От теплового удара в Японии в то лето погибло более 1700 человек.
2011: – связь, узы. Землетрясение и цунами, что таить, заставило людей вспомнить, как важна сплочённость и взаимовыручка супротив общей беды. Но кандзи года соотносят и с событием не таким печальным: совместная работа и доверие в команде Nadeshiko Japan позволило занять первое место на чемпионате FIFA Women’s World Cup.
2012: – золото. Целая череда приятных обществу событий: полученные на олимпиаде в Лондоне золотые медали, Нобелевская премия Shinya Yamanaka по медицине, солнечное затмение, случившееся, как говорят историки, в Японии впервые за 932 года. Этот кандзи был выбран уже второй раз (до этого – в 2000 году, в честь других олимпийских игр).

Столько девушек в кимоно, как здесь, мне больше нигде не довелось увидеть; возможно, обилию wafuku способствовали магазинчики, там-сям дающие кимоно напрокат. Говоря откровенно, фотографировать людей без их согласия по японским законам нехорошо, поэтому я старался ранее не публиковать подобных снимков. Но здесь понадеюсь лишь на то, что сфотографированные не будут очень против :)

В Kyomizu-dera есть удивительное место: за 100 иен можно подойти к камню и прикоснуться к нему, загадав желание. На камне вырезан санкритский знак, символизирующий Бодхисаттву Daizuigu, которому вы, по сути, своё желание и загадываете. Фокус в том, что камень этот расположен под землёй, и идти к нему придётся по извивающемуся тоннелю в кромешной темноте: света там и правда нет совсем, и единственное, в чём можно быть уверенным – в своих тактильных ощущениях. На самом деле, единственное, чего боишься – это наскочить сдуру на тот самый камень, но он оказался подсвеченным – ровно настолько, чтобы увидеть границы.

Подговорил немолодую японскую пару, стоявшую неподалёку от входа в нерешительности, дождаться очереди – надеюсь, с ними всё было в порядке :)

В одном из помещений храма проходила выставка с названием “Hello, dear enemy!”, длившаяся, как утверждают плакаты, лишь день. Суть выставки – книги, в основном детские и патриотические, представленные сразу на нескольких языках. Языков было много, но на русском не удалось найти ни одной. Трогать книжки не возбранялось, и кое-кто стоял подолгу, сравнивая переводы.

Дорога к главной части. Видно с веранды, правда, лишь саму территорию храма да густую растительность.

Есть и другой выступ, пониже, но с которого видна и та, первая, веранда, и Kyoto.

Павильоны с едой встречаются на территории японских храмов не так часто, но здесь их было аж несколько. У вывески ”きつねうどん” получилось заманить меня на открытую веранду.

Вопреки названию, удон сделан не на лисьем бульоне (kitsune – лиса), но с жареным тофу. Дело в том, что в Японии лис – один из обликов синтоистской богини процветания Инари, а жареное тофу – её любимое лакомство.

В целом, храм показался мне “народным” – он не кажется оторванным от повседневности мирской жизни. Садов, где слышно, как медленно движутся мысли, в Kyomizu-dera не найти, но есть много счастливых лиц – и я не вижу причин думать, что это плохо.

После был Tōfuku-ji, дзенский храм школы Риндзай. Название – не более чем композиция названий Kōfuku-ji и Tōdai-ji в городе Нара, про которые я уже рассказывал.

Ворота в дзенский храм (их называют Sammon), являются самыми крупными и старыми из сохранившихся. А вообще, Sammon – это сокращение от 三解脱門, “врата трёх освобождений”, в альтернативно-творческом переводе – “ворота в нирвану”.

Один из храмов комплекса – внутрь не пускают.

Зато пускают во внутренний и во внешний сады. Перед входом во внутренний полагается снять обувь.

Сад камней. Деревце в формальном, прямом стиле бонсай 3.

Северный, “шахматный” сад.

Сад ходзё. В здании рядом даже проживают служители храма; мне удалось увидеть одного. Тот был слегка обеспокоен наличием бестолковых туристов, но старался не подавать виду.

Внешний сад – очень красивый и аккуратный.

Летом здесь ещё больше зелени, но исчезнет жёлто-зелёный контраст, который мне очень 気に入りました.

Если вы хотите посмотреть на храм школы дзен, то я очень советую отправиться именно сюда. Здесь нет восторженных толп иностранцев, бескрайних лотков с омамори и кицуне-удона. Здесь просто очень тихо и красиво.

От Tōfuku-ji до Fushimi Inari было десять минут пешего хода. Это ещё один храм, но если предыдущие два – буддийские, то последний построен в честь синтоистской богини Инари.

Говорят, слово Инари произошло от 稲成り, “растущий рис”. Инари и правда почитается как богиня злаковых культур, но долгое время хороший урожай означал безбедную жизнь зимой, а в период Токугава рис вообще заменил деньги как символ богатства, и Инари стала считаться покровителем житейского успеха в целом. Богиня часто изображается в образе лисы (kitsune), но на многочисленных фресках предстаёт она и в виде молодой девушки, и в виде бодхисаттвы – всё это отличается от региона к региону.

Kitsune так прочно ассоциировалось с Инари, что в давние времена на территории храмов даже обитали самые что ни на есть живые лисы. Сейчас подобного, конечно, нет, но в каждом храме Инари можно увидеть множество статуй лисы, стоящих часто парой, обозначая мужское и женское начала.

Fushimi Inari – первый большой храм в честь богини, построен он ещё в восьмом веке. Многие годы состоятельные люди, благодарные Инари, совершали храму пожертвования, и на часть полученных денег храм устанавливал арку (торию) с именем доброго человека. Сейчас количество торий превысило третий ман.

Арки образуют целые коридоры, которые, раздваиваясь и сливаясь обратно, ведут ко всем частям храмового комплекса, в том числе и до вершины холма. Храм не закрывается вечером, поэтому любителям можно пощекотать свои нервы в послезакатном комплексе, наблюдая на себе взгляд сотен зорких каменных лисьих глаз.

У подножия.

На самом деле, я даже не мог предполагать, что на подъём уйдёт около сорока минут скорого шага, поэтому, войдя в тоннель, начал щёлкать снимок за снимком.

Если очень хочется, можно поставить арку имени себя. Накладно, но ведь благословение Инари дороже денег?

Имена людей, оставивших деньги на торию, на пути “туда” не видны: вырезаны они с другой стороны, видной на обратном пути.

Один из алтарей на пути к вершине. К сожалению, мои познания в области Shinto слишком скудны, чтобы я смог рассказать что-то о назначении каждой из каменных построек. Знаю, что меня читают жители Японии, которые, безусловно, осведомлены в теме лучше моего – расскажите, пожалуйста, или дайте ссылку :)

Налево пойдёшь, будешь 25 минут идти. Направо пойдёшь – целых 40. Можно, впрочем, никуда не идти, а присесть в кафе на полпути и отведать мороженого с крем-брюле.

Кстати, если с деньгами туговато, можно, оставив мысли о большой арке, взять лайт-версию и поставить её возле приглянувшейся лисы. Впрочем, ни одного купившего такую я за то время не увидел.

С минутами, между тем, откровенно наврали: можно смело делить указанное число на два, а то и на три. Сначала отправился на “25-минутный холм”. Вид на Киото. И Столб.

А вот другой way. Чем выше подымаешься, тем меньше людей встречаешь на своём пути.

Top of the mountain! По всей видимости, здесь расположен главный из алтарей в комплексе.

Путь назад сопровождался объявлением: “Дикие обезьяны. Не берите у них фотографии, не кормите, не смотрите в глаза, а если начнут приближаться, набирайте в руки камни и готовьтесь их бросать”. Где именно предлагалось взять камни, я не смог понять: сколько не глядел по сторонам, в обозримой близости не удалось найти ни одного увесистого образца, вокруг лишь каменные ступени и красное дерево арок.

В лабиринте переходов можно заплутать, особенно если не иметь карты комплекса. О существовании такой карты до подъёма на вершину я даже не подозревал, но немногочисленные таблички с подсказками помогли вернуться к подножью.

Возле входа в храм – какое-то невероятное количество лавочек с Дарума. Не знаю, почему именно здесь; быть может, в цвет арочных коридоров; так или иначе, здесь они не стоят бешеных денег и есть “все диаметры”: от крошечных, будто карманных, до увесистых. Много и печенек с лисьими мордочками.

Кто не был в Fushimi Inari – тот не был и в Kyoto. Мне так кажется :) Это место стоит того, чтобы в нём побывать. Как и Kiyomizu-dera с Tōfuku-ji.

1 – Если на самом деле, то это кусочек Весёлых картинок из жизни животных, старых, но очень известных, о чём мне не преминула сказать старушка-продавец.

2 – Единственное, что мне неясно в этой истории, так то, что оленя Саканоуэ подстрелил в 780 году, а Энтин родился в 814. На самом деле, достоверных доказательств тому, что полководец основал храм, до сих пор нет. Зато легенда красивая.

3盆栽 – “выращенное в подносе”. Семейство хитрых методов по выращиванию миниатюрных копий деревьев. Имеются способы выращивать как традиционный, стоящий прямо bonsai, так и наклонный, “двухствольный”, “литературный” (с минимумом веток), каскадный.